Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь, дом 4

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               Осницкий А.В.

 

                                                                      ЛЮБОВЬ – ЭТО ТАЛАНТ

 

Как утверждает психологическая наука, нашей жизнью правят чувства. Но при всем многообразии мира их не так много. Фундаментальных всего два — любовь и страх. Оба эти чувства равновелики и равнозначны. Их нельзя произвольно поделить на плохое и хорошее: мол, любовь — это хорошо, а страх — это плохо. Человечество знает в своей истории немало примеров коварной, роковой любви и спасительного страха. Вопрос об этих чувствах стоит в ряду вечных вопросов, над которыми человечество тысячи лет ломает себе голову... И безуспешно..,

«Хоть Бога к себе призови,

разве можно понять что-нибудь в любви».

Так мудро Б. Окуджава выразил отчаяние человеческого племени.

Мы не дерзаем на возможность дать ответ на вечное. Мы приглашаем к совместному раздумью.

За годы моей практики в области семейной психотерапии я обнаружил удивительный парадокс, который можно выра­зить так: любовь и страх всегда рядом, но никогда вместе...

Действительно, страх за любимого человека, боязнь потерять его, порождающая ревность, — все это каждому из нас хорошо знакомо и даже принимается за признаки настоящей любви. Но это только на первый поверхностный взгляд. Если взглянуть поглубже, психологически професси­онально, то можно увидеть, что нередко речь здесь идет не о любви, а о власти, о порой неосознанном желании держать близкого человека в зависимости и таким образом утверждать свое. На фоне его слабости своя личность кажется весомей, основательней, повышается самооценка, компенсируется детская невротическая ущемленность. Этот психологический механизм не имеет определенной половой принадлежности, он характерен как для мужчин, так и для женщин. Проявляется он как конкурентные отношения сильных (заметьте, что сильные люди, и особенно женщины, нередко бывают одиноки) или подавление слабого, что часто встречается в патологических семьях. Действие этого механизма, безусловно приводимого в движение страхом, хорошо видно при рассмотрении психологической установки на отношения в любви.

Вот два типа таких отношений.

Первый: когда человек любит, он не самоутверждается. Он не думает о том, что о нем скажут или подумают окружающие, знакомые, родственники. Он вообще не думает о себе. Он думает, чувствует и проявляет действенную заботу о другом. Он получает огромную радость от того, что любимому человеку хорошо с ним. Это установка нормального, здорового челове­ка, способного побить. Ведь любить — это талант.

Второй тип установки — психопатологический, неврозный, когда в центр любовных отношений ставится свое Я. Здесь господствует ожидание любви и признания. «Я красивая, умная, деловая, богатая, способная, я замечательная хозяйка и мать, я — личность. Меня нельзя не любить. Он долженлюбить меня и должен ценить, что я согласна быть с ним». Здесь во всем сквозит невротическая потребность постоянного ощущения и подтверждения собственной значимости для других.

Люди с таким типом установок никогда не бывают счастливы в браке, так как для семейной жизни они, опять-таки неосознанно, выбирают партнеров личностно более слабых, которые будут зависимы и должны им. Страх непризнания своей ценности и уникальности, как правило, бывает вызван невротической психотравмой, полученной в детстве от унижения и пренебрежения со стороны родителей. Фактически человек, обделенный в детстве вниманием и лаской, всю свою жизнь доказывает, что он их достоин. Страх потери этого достоинства толкает человека к беспрерывному соби-рательству и накопительству самоценностей — денег, вещей, социального статуса, образования, внешнего вида, сексуальности и так далее. Где-то в глубине души, в подсознании, он надеется, что когда-нибудь за все это он получит столь необходимые ему тепло и близость.

Увы, это иллюзия. Демонстрируя свою ценность, добиваясь значимости, невротик унижает и отталкивает объект своей любви. И более того, ставя свое Я в центр отношений, он не дает ответа на заботу о нем, ибо воспринимает ее как должное или вообще не замечает. Здесь прерывается нить взаимной направленности чувств, которая, протягиваясь от одного любящего к другому, растит и обогащает их любовь.

Способность любить — это талант и в чистом готовом виде встречается столь же редко, как и всякий другой. Развить его в себе — это большой труд. Труд повседневный и поэтому порой незаметный. Но ведь именно этой незаметной повседневности и боится невротически ущербная личность. Для нее это неоправданная скука. В бегстве от страха скуки она порой начинает искать праздника романтических отношений Любви, о которой можно будет потом вспомнить, рассказать, написать поэму, снять кино и так далее. То есть, опять-таки, поднять свою значимость, пусть даже только в своих глазах.

Такая невротическая любовь, основанная на страхе, всегда проходит, как любой праздник. И тогда, по знакомому уже сценарию, заводятся новые отношения, сменяются сексу-альные привязанности. Так возникает комплекс Дон-Жуана, где страх гонит человека от одного партнера к другому подтверждать свою значимость и ценность. На короткое ;время это удается, и многие утверждают, что получают от «свободной любви» больше удовольствия и наслаждения, чем от семейной моногамии. Но и это иллюзия, потому что любовь и здесь предполагает взаимную направленность любящих тел и душ. Наслаждение, вызываемое телесным взаимопроникновением, — явление прежде всего психичес­кое. Оно обусловлено степенью согласованности психичес­ких образов, фантазий, желаний. Без этого слияния душ сексуальный контакт не более чем примитивный аутоэротизм, гонимый все темже невротическим страхом непри­знания своей ценности. Рассказывая о «подвигах»своегочлена или гордясь количеством соблазненных мужчин и силой их покоренности, Дон-Жуаны, независимо от пола, демонстрируют свою неудовлетворенную потребность в признании их заслуг или способностей. Это нарциссический аутоэротизм напоказ, не имеющий ничего общего с любовью.

На психотерапевтических сеансах такие люди часто при­знавались в своей глубокой неудовлетворенности сексом. 1Пеоиоды бурной сексуальной жизни сменяются депрессивными периодами импотенции и фригидности.

Впрочем, бегство от повседневной скуки может прояв­ляться и в профессиональных, и в семейно-бытовых сферах. 8-деловых отношениях такой человек, как правило, регулярно меняет сферы своей деятельности, добиваясь на каждом новом месте успеха, признания,-«праздника», либо вообще не имеет постоянной работы и живет периодическими заработками, успешно проводя каждое взятое на себя депо. В любом случае он так или иначе делает себе карьеру. Ярким примером этого является феномен так называемых сильных деловых женщин. «Так называемых» —потому что понятия «сипа» и «женственность» очень трудно совместимы. Лично мне еще ни разу не встречались сильные женщины, у которых были бы гармоничные отношения с миром. В семейно-бытовой сфере такие люди меняют семьи или периодически могут разводиться, уезжая к себе, к родителям, к друзьям, м столь же периодически могут возвращаться обратно.

Все эти случаи объединяет одно: постоянное внешнее желание стабильности — найти наконец-то свое — и глубо­кий внутренний страх постоянства. Когда на всю жизнь... с этим человеком, на этой работе. Без смены. Внешне такие люди могут вьглядеть очень сильными, преуспевающими, осваивающими новые стороны жизни, но внутри, глубоко в душе, они слабые, страдающие, одинокие, живущие в страхе перед самими собой, часто склонные к психическим заболеваниям и, увы, не способные к счастью.        .

Встает естественный вопрос: где же выход? Неужели патологические процессы, запущенные в детском возрасте, необратимы и человек обречен?

Конечно, нет. .Человек может изменить свою жизнь, но путь этот нелегкий. И надо иметь силы идти по нему. Надо быть достаточно продвинутой личностью, чтобы увидеть, признать и принять в себе это невротическое состояние, управляемое страхом. Надо иметь силы и смелость сделать спасительный шаг от страха к любви. Надо решиться на любовь и отказаться от образа жизни, где весь мир — это пространство для самоутверждения. Необходимо преодо­леть целую систему психологических защитных механизмов типа сопротивления: «Это не я, это не про меня», нивелиров­ки мира под себя: «Живу как все», проекции: «Он сам эгоист и деспот», рационализации: «Так складываются обстоятель­ства» и множества других. И еще надо иметь время пройти этот путь. Поэтому чем раньше человек начнет прощаться со своим невротическим страхом и развивать свой талант любви, тем больше у него шансов на успех.       

Любовь и страх всегда рядом, но никогдавместе, и от одного до другого — один шаг.