Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь, дом 4

                                                                                                                                                           Осницкий А.В.

 

                                                               И в кого он только такой?

                                           (загадки психологической наследственности)

 

Подобные, полные искреннего удивления, но по сути своей риторические вопросы часто приходится слышать от родителей на психотерапевтических приемах и консультациях. Действительно, с возрастом, порой, ребенок все больше удивляет нас неожиданным проявлением черт характера и поведения, напоминающим нас самих и наших близких. Что это? Плоды нашеговоспитания? Влияние окружающей среды? Наследственность?

 

                                                             Вопрос этот давний...

Исследование наследственности имеет свою давнюю историю, а попытки человека познать это явление уходят своими корнями в глубокую древность. Схожесть детей со своими родителями и даже их предками всегда была очевидна. Поэтому попытки разгадать тайну этого сходства столь же древние, как и само человекознание. Что определяет становление личности и характера ребенка? Природная наследственность или влияние среды и воспитание? Существовавшие в эпоху античности представления о механизмах и сути формирования психических свойств упоминаются в трудах древнегреческих врачей и философов. Первые теоретические объяснения сводятся к механическому переносу качеств и свойств родителя (отца) в виде семени и количественный рост во вместилище материнской утробы. Однако древние натурфилософы не могли достаточно обоснованно представлять себе явление наследственности ввиду ограниченности их знаний. Теорию наследственности психических свойств разрабатывал Платон. В своём труде «Политика» он разъясняет, каким образом накапливаются и наследуются различные душевные качества людей. «Те, кто отличается упорядоченностью, ищут нрав, подобный их собственному, и по возможности берут жён у таких же родов, а дочерей своих стараются выдать в такие семьи. То же самое делает мужественный род людей, когда ищет близких к собственной природе... А потому мужество многих родов, не смешанное от рождения с благоразумной природой, сначала наливается силой, под конец же превращается в совершеннейшее безумие... Душа же, чересчур исполненная скромности и не смешанная с дерзновенной отвагой, передаваясь из поколения в поколение, становится более вялой, чем следует». Платону возражал Демокрит, по мнению которого «способности большинства людей развиваются, в основном, за счёт упражнения, а не за счёт природной предрасположенности». В период средневековья научная мысль рассматривала вопросы наследственности исключительно с точки зрения родовой преемственности, отводя среде роль негативного фактора, вредного для формирования человека. Считалось вполне естественным, что в семье суверена рождался наследник, обладающий всеми необходимыми качествами для управления своими владениями и зависимыми вассалами,а в семье крестьянина или ремесленника – ребёнок, способный к крестьянскому или ремесленному труду. Всякое изменение или несоответствие индивидных и личностных свойств человека заданному процессу его жизнедеятельности, определяемому рамками сословия, объяснялось вмешательством промысла Божия или кознями диавола. Поскольку в экономическом укладе и социальной культуре средневековья господствовал примат патриархального мужского начала, то и все основные наследуемые признаки приписывались определяющему влиянию отца. На заре нового времени итальянский биолог и врач М. Мальпиги выдвинул гипотезу «преформации», согласно которой в яйцеклетке имеется полностью сформировавшийся организм, которому потом остаётся только расти. Сторонники данной точки зрения видели причину наследственности в содержании материнской яйцеклетки. Только во второй половине XVIII века сформировались эпигенетические теории развития и наследования организма посредством совместного участия женского и мужского семени в процессе эмбриогенеза. Но передаются ли по наследству психические свойства и качества, или они формируются в процессе воспитания, – оставалось большим научным вопросом. Академик Российской Академии Наук К.Ф. Вольф говорил о возможности наследования всех особенностей человека, таких как темперамент, предрасположенность к болезням, более того, упоминал что «также и добродетели, и интеллектуальные качества часто являются наследственными и передаются потомству». Он придерживался мнения, что по наследству передаются предрасположенности, но проявляются они не сразу после рождения человека, а после развития их в результате долгих упражнений, либо каким-нибудь другим способом индивидуального приобретения. Выдающиеся немецкие ученые и врачи Эмиль Крепелини Эрнст Кречмер полагали, что врожденные свойства характера здоровых и некоторых больных необходимо ставить в связь с некоторым определенным строением тела, наследуемым от предков. В ХХ веке ученые возлагали большие надежды на развитие биологической генетики. Теория наследственности человека формировалась исключительно на биологических основах и отождествлялась с генетикой. Все остальные факторы, влияющие на формирование индивидуальности, постоянство или изменчивость её свойств, рассматривались как средовое влияние. Из данного заключения следует, что в процессе своего эмбрионального развития человек формируется по биологическим законам. В основном решение проблемы наследственности сводилось к изучению её материального субстрата – генотипа.

                                                                   Теория утверждает… Но, однако…

 Психогенетическая теория утверждает, что в геноме человека уже изначально закодированы особенности организма, которые при взаимодействии с особой средой формируют индивидуальные психологические качества. То есть генотип человека определяет те или иные его индивидуальные психические особенности, развитие и реализация которых зависит и обуславливается средой. Однако, эмпирические данные, полученные в различных зарубежных и отечественных исследованиях, посвященных вопросам психической наследственности, не подтверждают подобные теоретические положения. Так, например, французский психоаналитик профессор университета в Ницце А.А. Шутценбергер исследовала явление фрактальности (повторяемости) событий и состояний в родовых историях. Результатом ее исследований стало обнаружение «синдрома годовщины», который предполагает наличие повторяемости событий, проявлений и состояний, происходящих в один и тот же период по возрасту и дате у представителей разных поколений одного и того же рода. Такими наследуемыми, повторяющимися событиями, по мнению автора, могут быть рождение, свадьба, достижение успеха, факт признания, отдаление или утрата любимого, близкого человека, родственника, болезнь, смерть и многие другие важные и значимые факты жизни. А.А. Шутценбергер иллюстрирует свои выводы неоднократными наблюдениями того, чточасто

наблюдала повторения несчастных случаев, браков, выкидышей, смертей, болезней, беременности... в том же возрасте в двух, трех, пяти, восьми поколениях (т.е. "углубляясь" в семейную историю примерно на двести лет). Так, например, она описывает случай своего пациента Шарля, который страдал раком яичков. Шарль имеет семью и ребенка 9 лет. В возрасте 39 лет его успешно оперируют, и он чувствует себя хорошо. Через пол года наступает ухудшение состояния здоровья в связи с образованием метастазы в легких.

Шарль категорически отказывается от химиотерапии, несмотря на угрозу жизни. При исследовании его родовой истории было обнаружено, что в таком же возрасте погибли оба его деда по отцовской и материнской линии. Первый, будучи офицером иностранного

легиона, получил травму в результате удара копытом верблюда в паховую область, второй

погиб в первую мировую войну под Верденом в результате газовой атаки. У Шарля оказались пораженными те же органы, что и у двух дедов в том же самом возрасте. У деда по материнской линии на момент смерти остался ребенок 9 лет. Навряд ли множество подобных случаев, исследованных профессором А. Шутценбергер, можно объяснить средовым влиянием или генетической наследственностью. Похожая картина наблюдалась исследователем и относительно фрактальности психических состояний. Относительно наследования психических свойств личности и характера данные, полученные зарубежными коллегами, полностью соответствуют результатам исследований, проводившихся в нашей лаборатории. В течении более 20 лет мы изучали психологические механизмы наследования личностных свойств человека и пришли к выводу, что формирование и развитие индивидуальности – это сложный процесс, включающий в себя множество факторов. Базой формирования факторов психологической наследственности является семья и, прежде всего, качество ее жизни и психо-эмоциональная атмосфера, определяющиеся системой ценностных ориентаций и образом жизни. При исследовании родовых анамнезов (историй) обратившихся к нам за психотерапевтической помощью, было обнаружено, что возникновению у них в настоящее время психического / психосоматического / медико-социального заболевания, социальной дезадаптации, предшествовало нарастание выраженности соответствующих личностных качеств и их проявлений в родовой истории, от поколения к поколению. Например, при алкоголизме у мужчин в их родовом анамнезе прослеживалась склонность предков мужского пола к зависимому стилю межличностных отношений; у одиноких женщин, пришедших в связи с проблемой построения отношений с противоположным полом и создания семьи, в роду наблюдалась тенденция к ранним разводам или рождению детей вне брака. В некоторых родовых анамнезах, напротив, могли обнаружиться предки с выраженными признаками психических / психосоматических / медико-социальных заболеваний, признаки которых имели тенденции к уменьшению из поколения в поколение. Следовательно, наследование психических особенностей и личностных качеств являет собой динамический процесс, направление которого может меняться от поколения к поколению, приобретая более деструктивный или конструктивный характер.

                                                                        Каков же механизм?

 Механизм формирования психологической наследственности, длящийся в пределах первых двадцати лет жизни человека, представляет собой сложную структуру социально-психологического взаимодействия представителей различных поколений. Данные исследований и опыт психотерапевтической практики показывают, что основное формирующее воздействие ребенок воспринимает от родителя противоположного пола, который программирует наследование черт характера, образа жизни и, в конечном счете, судьбы. Родителя своего пола ребенок подсознательно воспринимает как образец подражания, соответствующий его жизненной программе. Из этого следует, что механизм формирования личности ребенка реализуется не столько в системе взаимоотношений «родитель-ребенок», сколько в системе «родитель-родитель». Иначе говоря, основой формирования личности ребенка являются взаимоотношения родителей, обусловленные, в свою очередь взаимоотношениями их прародителей в их родительских семьях. Поданному

механизму наследуются ценностные ориентации, стереотипы отношений, способы коммуникации и взаимодействия с социальным окружением.

Известно, что в самом начале жизненного пути человек осознает себя по половому признаку, определяя тем самым основные параметры программы своей дальнейшей жизнедеятельности как мужчины или женщины. Таким образом, родителя своего пола ребенок подсознательно воспринимает как наследственный образец, соответствующий его жизненной программе. Отношение к наследуемому образцу определяется всей совокупностью родительских взаимоотношений. Так, если отношения между родителями характеризуются как конструктивно положительные, поддерживающие и эмоционально теплые, то тем самым родитель противоположного пола задает наследственную программу положительного копирования и подражания родителю идентичного пола. В том же случае, если родительские отношения характеризуются как враждебно-негативные, отрицающие ценностные ориентации друг друга, закладывается программа неприятия стереотипов поведения и проявления личностных свойств родителя своего пола. Как правило, наследственная программа неприятия способствует формированию аутоагрессивных, патологических свойств психики ребенка.

Из данного механизма следует, что основные параметры психических свойств и качеств личности наследуются через поколение: от прародителя своего пола по линии родителя противоположного пола. Так, сын наследует психические свойства и качества личности от деда со стороны матери, а дочь наследует свойства бабушки со стороны отца. То есть, мать является для сына лицом, формирующим наследственную программу, которую, в свое время, она приняла от своего отца. Воспринятая ею наследственная программа определила ее выбор супруга, который соответствует ее программному стилю организации взаимоотношений. Ее взаимоотношения с отцом ребенка являются основой формирования наследственной программы для сына, которая в будущем во многом определит его выбор своей супруги. Выбранная сыном женщина по своему психическому складу во многом будет идентичнаего матери, что зачастую приводит к характерным отношениям свекрови и невестки. Аналогичная схема определяет механизм наследования личностных свойств у дочери.

 

Данный механизм наследственной передачи психических свойств в трех поколениях графически представлен на схеме, где: С – сын; Д – дочь; О – отец; М – мать; Од – дедушка; Мб – бабушка.

                               

Во все времена люди старались сохранить память о жизни своих предков, поскольку прошлое определяет наше настоящее и формирует будущее. Странные и нежелательные проявления в поведении ребенка могут быть исправлены при своевременном выяснении их причин, в которых не последнее место занимает наследственность. Наследственность это дар прошлого, которое, человек не может изменить, но осознавая то, что это прошлое является подсознательной основой его жизненного опыта, он может влиять на свое будущее. В нашей лаборатории, на основе проведенных исследований, разработан новый метод психотерапевтического лечения, позволяющий достаточно эффективно корректировать влияние наследственных факторов. Анализ сведений о жизни предыдущих поколений дает специалистам возможность более точного научного прогнозирования реализации жизненной программы. Такое прогнозирование является крайне важным для ранней диагностики и лечебной коррекции различных форм психических расстройств.